Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Общественная жизнь -> Модель ООН: виртуальная политика и реальная дружба  

28.04.08

Модель ООН: виртуальная политика и реальная дружба


Московская Международная Модель ООН 2008 19 апреля окончила свою работу. Через несколько дней после завершения мероприятия, когда эмоции уже улеглись, а моделисты из руководителей органов ООН и представителей различных стран мира обратно превратились в студентов и школьников, мы побеседовали с тремя участниками прошедшей Модели для того, чтобы понять: чем же все-таки так привлекательна Модель ООН для ребят из разных городов и стран.

ШКОЛА – МОДЕЛЬ – МГИМО

Наталья ФишманНаша первая беседа – с самой младшей представительницей Секретариата, экспертом Совета Безопасности, студенткой первого курса факультета международного права Натальей Фишман. Участвовать в «модельном» движении Наталья начала еще школьницей два года назад и, по ее собственному признанию, сразу этим «заболела». Дальше была летняя школа Модели ООН в Одессе, где она стала лучшим делегатом, затем несколько Моделей в ее родной Самаре и других городах. Со временем «модельное» движение так прочно вошло Наташину жизнь, что она решила поступать в МГИМО…

По-вашему, Модель ООН в МГИМО чем-то выгодно отличается от Моделей, проходящих в других местах?

Международные отношения – это профиль нашего вуза, поэтому размер нашей Модели, уровень подготовки Секретариата и делегатов, безусловно, очень высок. Также, что очень важно лично для меня, поскольку я практически всегда играю на английском, здесь есть возможность использовать в качестве рабочего языка иностранный. В других российских вузах, если и предоставляется такая возможность, то уровень владения языком у делегатов обычно недостаточно высокий, и это ограничивает простор для практики. Кроме того, к нам всегда приезжает много иностранцев. В этом году, например, в Совете Безопасности более половины делегатов были представителями из других стран.

Каждый год Модель – это не только заседания и принятие резолюций. Есть еще неофициальная часть – дискотеки, совместные поездки и так далее…

Естественно, это очень помогает нам всем сдружиться. Если сама Модель длится всего неделю, то ее неформальная часть продолжается весь год. Я не помню практически ни одних выходных за эти полгода, которые я не провела бы вместе со своими друзьями из Модели ООН. Более того, мы приглашаем на встречи наших старших товарищей Московской Модели ООН: например, Камиля Бурганова, Михаила Сазонова, Юру Петрова – они все выпускники МГИМО. Еще есть студенты старших курсов, которые уже напрямую не являются членами Секретариата, но все равно нам помогают, проводят консультации. Мы все с удовольствием проводим время, как одна большая дружная семья. На самом деле Модель – это уникальная возможность общаться с интереснейшими людьми на равных. А для меня, поскольку я младше всех в Секретариате, – еще и уникальный способ самоутверждения.

В этом году у Совета Безопасности на повестке дня была ситуация на Ближнем Востоке. Тема очень непростая, как Вы с ней справились?

Наверное, я стала экспертом Совбеза именно потому, что тема эта абсолютно «моя». Каждый раз в начале Модели, кажется, что решения нет, но ближе к концу оно вдруг появляется. Потому что ты знаешь, что поставленная задача должна быть решена.

Какие личностные качества, по-вашему, развивает в участниках Модель ООН?

Одно из самых важных, на мой взгляд, качеств «моделистов» – это умение понять чужую точку зрения, способность воспринять позицию другого человека и государства. Здесь это многим приходится делать как бы невольно.

Когда я первый раз участвовала в работе Совета Безопасности, у нас была такая же повестка дня, как и сегодня. Тогда, несколько лет назад, я была очень произраильски настроенным человеком, не видела других точек зрения. Очень повезло, что тогда я представляла достаточно нейтральную Японию. Но мне пришлось общаться с представителями арабских государств, и в процессе общения я поняла, что действительно существуют другие политические позиции. Это то, что приходит не сразу, и всегда очень важно это осознать.

МОДЕЛЬ ООН – «В ДЕРЕВНЮ, В ГЛУШЬ, В САРАТОВ»

Андрей ТривайлоСтудент пятого курса Института Прокураторы Саратовской государственной академии права Андрей Тривайло рассказал о том, чем уникальна Московская Международная Модель ООН, и что нужно делать для того, чтобы продвигать «модельное» движение Саратове.

Как давно Вы участвуете в Модели?

С 2005 года. Я представлял сначала Украину, а затем Гондурас в Комиссии по правам человека на Модели в МГИМО. А в нынешнем году состоялась межвузовская Модель ООН в Саратове, и мне посчастливилось быть одним из ее организаторов.

Чем для Вас интересна Московская Международная Модель и, в частности, последняя Модель 2008?

В этом году я участвовал в шестом Комитете Генеральной Ассамблеи. Это правовой комитет, поэтому для меня, как для юриста, работать там, руководствуясь нормами международного права, было очень интересно. Это очень хороший опыт.

Кроме того, еще в 2005 году, когда я впервые участвовал в Модели, у меня со многими людьми завязалась крепкая дружба, которая продолжается до сих пор. Общие интересы нас очень сближают. Каждый год мы встречаемся на Модели. Большинство активных студентов, которые приезжают сюда, участвуют и во многих других конкурсах и конференциях – российских и международных. Зачастую мы с «моделистами» нечаянно встречаемся и там. Большинство моих друзей в Москве, Питере и других городах – это все ребята, так или иначе связанные с Моделью.

Расскажите, пожалуйста, подробнее, как организовывалась Модель ООН в Саратове? Какие возникали трудности? На какие Модели вы ориентировались в процессе работы?

В организации аналогичной конференции в Саратове принимали участие ребята, которые помимо Модели непосредственно в МГИМО, посетили также летнюю школу Модели в Одессе. Были среди нас и те, кто ездил на Модель в Университет Сьянс По в Париже. Разумеется, опыт других крупнейших Моделей и, в частности, Модели в МГИМО, мы брали себе на вооружение. У Москвы нам есть что подглядеть и мы стараемся быть хорошими преемниками. Так, на открытии Модели в Саратове мы, по примеру столицы, пригласили выступить музыкантов из консерватории. Было очень здорово. Конечно, нужно прежде всего учиться у тех, кто уже имеет опыт.

Каким вы видите будущее «модельного движения» в России?

Думаю, что «модельное движение» будет развиваться. Это видно даже по количеству желающих участвовать в Московской международной Модели – уже в конце февраля места во всех органах были заняты. Саратовская Модель тоже вызвала у людей интерес. Единственная проблема – это страх, который у многих студентов вызывает само название модели. «Международная Модель ООН» – звучит очень серьезно, поэтому многие сразу пугаются, что не хватит знаний и навыков для участия в таком масштабном мероприятии. Я считаю, что страх – это очень плохое чувство, которое мешает людям развиваться. Когда мы организовывали Саратовскую Модель, мы старались психологически подготовить ребят к участию. Объясняли, что приедут такие же студенты, как и они, и бояться не нужно. Нужно пробовать, нужно учиться. Ведь даже когда кто-то выступает лучше тебя – это все равно опыт и хороший пример. Глядя на таких людей, ты и сам хочешь совершенствоваться.

МОДЕЛЬ С ИНТЕРЕСНЫМ МЕНТАЛИТЕТОМ

О своем «модельном» опыте рассказал также Сопредседатель Генеральной Ассамблеи Московской Международной Модели ООН 2008 Дэвид Пауэлл. Примечательно, что Дэвид, который родом из Великобритании, выбрал для участия в Модели единственный русскоязычный орган (ГА). Год назад он окончил Оксфордский Университет, в котором был президентом Oxford Union – одного из самых престижных клубов дебатов в Великобритании. В его активе участие в Моделях в Гарварде, Вене и других городах. Чем же привлекла Дэвида Россия?

Вашу страну я обожаю с детства. Русские люди имеют очень интересный менталитет, ни с кем несравнимый. Чем больше у меня появляется русских друзей, тем больше мне здесь нравится. А что касается русского языка, то его я начал изучать еще в школе и дальше занимался им самостоятельно. Лондонский офис компании, в которой я сейчас работаю по специальности «management consulting», наверное, отправит меня работать в Москву месяца через четыре.

Расскажите, пожалуйста, о вашем пути в «модельном движении»? Может какие-то Модели вы можете выделить особо?

Еще в школе я начал дебатировать и, к счастью, стал Генеральным Секретарем нашей школьной модели ООН. Затем дважды ездил на Гарвардскую Модель. Если не брать в расчет различные дискуссионные клубы, то выйдет порядка десяти Моделей, в которых я принимал участие. Выделять какую-то одну лично я бы не стал, поскольку это мероприятие везде организуется на достаточно высоком уровне и проходит всегда очень интересно. Московская Модель сразу поразила меня радушием и доброжелательностью, с которыми здесь встречают иностранных гостей. Мне сразу предложили помощь с визой и очень приветливо встретили в аэропорту.

А как вы узнали о Московской Модели?

Во время Модели, проходившей в Вене, я познакомился с русским человеком, который рассказал мне о том, как организуется модельное движение в Москве. Меня это очень заинтересовало. Первый раз я приехал на Московскую Модель в 2005 году.

Почему вы все-таки выбрали именно русскоязычный орган? Ведь на родном языке дискуссировать и отстаивать свою точку зрения всегда легче…

Я никогда раньше этого не делал и решил попробовать, ведь это безумно интересно и дает большой простор для практики. Спасибо большое Андрею Жиронкину, за то, что он согласился взять меня в Генеральную Ассамблею сопредседателем буквально в последний момент. Вряд ли у меня получится и дальше быть активным «моделистом», ведь я уже выпускник вуза, работаю, и времени остается все меньше. Однако я все-таки надеюсь продолжать общение со студенческими организациями и клубами дебатов в России.

Как бы вы оценили результаты работы Генеральной Ассамблеи Модели ООН в этом году?

Работали очень сплоченно. На повестке дня были «Стихийные бедствия», и очень мало кто в конце концов голосовал против резолюции. Это значит, что люди стремились на протяжении всей конференции решать сложные вопросы совместно, и делегаты выкладывались по полной. Мы несколько раз предлагали устроить перерыв во время наших заседаний, но «моделисты» отказывались, потому что хотели успеть сделать как можно больше. На мой взгляд, это очень хороший показатель заинтересованности студентов в подобных мероприятиях. Так что работа была в целом очень продуктивной.

Яна ГОРДЕЕВА, корреспондент
отдела новостной информации Центра интернет-политики МГИМО

​ ​