Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Говорят эксперты МГИМО -> Всегда быть главным  

26.10.15

Эксперт МГИМО: Наталья Стапран, к.ист.н., доцент

Всегда быть главным


Наталья Стапран

Четыре года назад США взяли инициативу четырех небольших стран АТР под свою опеку, и она быстро превратилась уже в чисто американскую идею о Транстихоокеанском партнерстве.

Главные цели Транстихоокеанского партнерства (ТТП) — повысить стандарты ряда стран в вопросах защиты труда, торговли, интеллектуальной собственности, окружающей среды. Именно так их определил американский президент Барак Обама. Однако, как отмечают многие эксперты, при помощи этого объединения американцы собираются решать, прежде всего, свои собственные задачи.

В основе ТТП лежит цель создать зону свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В начале октября Барак Обама подтвердил заключение соглашения, которое объединяет 12 стран: США, Канаду, Мексику, Перу, Чили, Японию, Малайзию, Бруней, Сингапур и Вьетнам, а также Австралию и Новую Зеландию. Хотя изначально американцы никак не принимали участие в этом проекте.

С предложением о создании ТТП 12 лет назад выступили Новая Зеландия, Сингапур и Чили. В 2005 году к ним присоединился Бруней. Тогда же эти четыре страны подписали соглашение об учреждении партнерства, которое вступило в силу через год. В этом документе отмечалось, что создается зона свободной торговли в соответствии с нормами ВТО. Многое изменилось в тот момент, когда о своем желании быть активным участником партнерства заявили американцы, считает доцент кафедры востоковедения МГИМО Наталья Стапран:

«В подкрепление политической концепции появляется идея и экономического вовлечения, активизации США в регионе. Она воплощается в идее трансокеанского партнерства.
Изначально это не американская идея: там были небольшие страны, которые были готовы заключить соглашение о свободной торговле. Как раз в 2011 году США берут эту инициативу под свою опеку, и она превращается в американскую идею. Надо понимать, что самого партнерства нет. Это переговорный механизм, который длится уже несколько лет, прошло порядка 20 раундов. Он отчасти напоминает то, что происходит в ВТО. Не только с положительной стороны, но и с отрицательной в контексте безрезультативности процесса. Потому что с определенного момента, когда присоединяется Япония — и союзник, и главный торговый партнер, и экономически большая держава для региона — процесс переговорный заходит в тупик. Очень много вопросов, которые не урегулированы в двусторонних американо-японских отношениях, а вынесение их в многостороннее партнерство, куда входит 12 стран, еще больше усугубило ситуацию».

Фактически, Вашингтон сумел реализовать план, который был задуман более полувека назад, продолжает эксперт:

«США в регионе АТР присутствуют на всем протяжении послевоенной его истории, создавая довольно четкую систему безопасности. На первом этапе это была система двусторонних союзов безопасности, начиная с 21 века, с 10-х его годов предпринимается попытка пересмотреть свою политику, усилить ее там в контексте изменяющейся ситуации. С одной стороны, исчезла главная послевоенная угроза — СССР, с другой стороны, возникла новая непонятная сущность — растущий Китай — которая очень быстро была интерпретирована как новая угроза для США и всего региона в целом».

Однако с тех времен у США появились и новые задачи, решить которые опять-таки позволяет вовлечение других стран в этот проект: Вашингтон не очень устраивают уже существующие структуры, а значит необходимо изобретать новые, заключает доцент кафедры мировой экономики ВШЭ Петр Мозиас:

«Транстихоокеанское партнерство — это во многом реакция США и их деловых партнеров на трудности даже не ведения диалога, а осуществления торгово-инвестиционной либерализации в рамках АТЭС. АТЭС — это во многом форма для обсуждения, а ничего обязывающего в плане инвестиционной и торговой либерализации там не выработано. В ВТО тоже наступил определенный ступор в многосторонних переговорах. Если это и имеет отношение к чьей-то конкуренции, то это конкуренция США и Китая. В ТТП входят страны, которые больше ориентированы на США, чем на Китай».

Иными словами, при помощи этого партнерства американцы собираются добиться противовеса в своем противостоянии с Китаем. А если учитывать, какое место занимает китайская экономика в современной мировой системе, можно не сомневаться в том, что американцы добьются своего, уверен профессор Российского университета дружбы народов Юрий Тавровский:

«Похоже, что американцы „продавят“ ТТП. Подписали уже предварительные документы, теперь будет обсуждение в парламентах, будут всякие споры, статьи в газетах, журналах. Но у меня такое ощущение, что американцы „продавят“ ТТП».

Но если в своей работе с партнерами у американцев уже есть проверенный сценарий, не совсем понятно, как власти будут добиваться поддержки внутри своей страны, где продвижение этой идеи столкнется с жестким сопротивлением. По закону у конгресса США есть 90 дней для изучения документа, а потом его ждет голосование. Республиканцы уже заранее заявили, что они недовольны тем количеством уступок, на которые пошла администрация нынешнего президента-демократа. Неспокойно и в собственном лагере: демократы боятся, что ТТП приведет к потере в США рабочих мест.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «РИА Новости»
​ ​