Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Говорят эксперты МГИМО -> «Надо было продемонстрировать, что Россия поддерживает сирийского президента»  

21.10.15

Эксперт МГИМО: Михаил Троицкий, к.полит.н., доцент

«Надо было продемонстрировать, что Россия поддерживает сирийского президента»


Михаил Троицкий

Башар Асад и Владимир Путин встретились в Москве.

Башар Асад 20 октября посетил Москву. Президент Сирии обсудил с Владимиром Путиным продолжение военной операции в стране. Об этом 21 октября сообщил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. По его словам, Владимир Путин «был детально проинформирован о положении дел в Сирии, о перспективных планах». Также обсуждались возможности выхода из кризиса исключительно политическим путем. Прошли также и переговоры в расширенном составе. На встрече с Башаром Асадом присутствовали члены высшего руководства России. В Кремле не называют их имен. Эксперт по международным отношениям Михаил Троицкий ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Алексея Корнеева.

— Почему, на ваш взгляд, визит Асада от прессы скрывали? Зачастую даже, несмотря на всю нежелательность обнародования данных о визите, в прессу какие-то проникают данные, а в данном случае ничего этого не было. Асад прибыл быстро, тайно, так и быстро и тайно покинул Москву. С чем это может быть связано? С проблемой безопасности, или, может быть, какими-то последними событиями в Сирии?

— Я думаю, это, в первую очередь, связано с безопасностью его транспортировки в Москву и обратно, с безопасностью полета. Кроме того, вероятно, сирийские власти не хотели давать знать никому в Сирии, кроме очень узкого круга посвященных, о том, что президент Асад покидает страну на какое-то время. Я думаю, соображения безопасности здесь играли основную роль.

— Мог быть это какой-то экстренный визит, который был проведен буквально в кратчайшие сроки, и решено было его провести в кратчайшие сроки из-за каких-то проблем в Сирии, которые возникают сейчас у коалиции в том числе?

— Я думаю, согласование такого визита, конечно, осуществлялось не за несколько месяцев и даже не за месяц, может быть, за одну-две недели, может быть, и еще быстрее. Я думаю, что в нынешней ситуации России, с одной стороны, нужно было продемонстрировать публично на высшем уровне поддержку президенту Асаду, возможно, в виду того, что планируются какие-то переговоры с участием России, США, Саудовской Аравии и Турции, еще кого-то относительно плана действий в Сирии. Надо было продемонстрировать, что Россия в такой ситуации поддерживает сирийского президента. С другой стороны, я думаю, надо было, что называется, не по телефону сторонам поговорить о том, как каждая из этих сторон видит успех операции, с одной стороны наземной операции сирийских сил, с другой стороны — воздушной операции, которую ведет Россия. К чему стороны хотят привести эти операции, как будет выглядеть их победа, когда и примерно в какой ситуации все это может закончиться. Я думаю, такие вопросы они должны были обсудить на личной встрече.

— Зарубежные СМИ отмечают, что сейчас сирийским повстанцам поступает какое-то очень современное оружие, очень эффективное оружие, особенно против танков, и это останавливает наступление сирийских правительственных войск. В связи с этим, мог Асад, например, просить какое-то дополнительное вооружение, какую-то дополнительную поддержку со стороны России, как вы думаете?

— Этого нельзя исключать, конечно. С другой стороны, нельзя исключать и попытки российской стороны прозондировать планы Асада на будущее, это то, что называлось политические аспекты урегулирования, ведь понятно, что лучшее, чего можно достичь при нынешнем ходе операции — это обеспечить контроль со стороны правительственных войск сирийских на какой-то определенной территории, но никак не дальше.

Кроме того, неясно, смогут ли сирийские войска этот контроль удерживать, если прекратится операции ВВС России. И в этой связи, вероятно, возникает вопрос, что Асад готов предложить для долгосрочного политического урегулирования. Я не знаю, готов ли он уйти в какой-то ситуации для того, чтобы в Сирии сформировалось коалиционное правительство, и Сирия восстановила единство, или чего он хочет от России, к чему он хочет прийти. Я думаю, этот вопрос даже важнее, чем поставки каких бы то ни было вооружений сторонам, поскольку здесь эскалация может идти еще очень долго. Россия поставит что-то мощное, а, скажем, Саудовская Аравия или другие партнеры оппозиции в Сирии поставят оппозиции что-то более мощное, и это может продолжаться не один месяц.

— Как вы думаете, отреагируют на эти переговоры каким-то образом США и страны, которые входят в коалицию?

— Я думаю, что реакция, наверное, будет критичной, возможно, нейтральной, ведь позиция США, а главное, в этом случае даже не США, а Турции и Саудовской Аравии и других арабских стран Персидского Залива, заключается в том, что Асад должен уйти, поэтому, конечно, им не понравится такая показательная поддержка российским руководством сирийского президента. Но, возможно, по дипломатическим каналам этим третьим странам будет сообщено, что обсуждались и эти самые политические аспекты урегулирования, что возможны даже какие-то варианты создания коалиционного правительства в случае, если все решат объединяться в борьбе против запрещенного в России «Исламского государства». Но такой исход, честно говоря, мне представляется крайне маловероятным, так что реакция внешних сил, я думаю, будет в основном критичной.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Коммерсантъ»
​ ​