Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Говорят эксперты МГИМО -> Сирийский апокалипсис угрожает Южному Кавказу  

8.10.15

Сирийский апокалипсис угрожает Южному Кавказу


Андрей Казанцев

Интервью Day.az с директором Аналитического центра Института международных исследований МГИМО, доктором политических наук Андреем Казанцевым.

— Ситуация вокруг Сирии в последние дни приобретает все более опасный характер и все более приближается к Южному Кавказу. Чем опасно такое развитие для нашего региона?

— Главное, чем опасна сложившаяся ситуация для региона, — это «Исламское государство». «ИГ» — это большая угроза для всего мира, в том числе и для Южного Кавказа. Есть очень большая вероятность того, что «ИГ» может попытаться открыть против России и других постсоветских стран «фронт» на Кавказе в ответ на удары в Сирии.

Естественно, под ударом будет, прежде всего, российский Северный Кавказ (напомню, что в «ИГ» воюют, прежде всего, россияне-выходцы из этого региона). «Имарат Кавказа», например, объявил о вхождении в «ИГ» в качестве составной части. «ИГ» может использовать как вернувшихся боевиков, так и сочувствующих на местах для терактов и нового развязывания партизанской войны, прежде всего, возможно, в Дагестане. Однако это не значит, что не будут затронуты «заодно» и другие страны Кавказа, в том числе, и Южного. Скажем, Азербайджан с его светским строем тоже может стать мишенью атак, прежде всего, террористических. В Грузии уязвимой точкой является Панкисское ущелье, заселенное чеченцами.

Однако главная проблема не в этом. Россия фактически поддержала Иран и «шиитский блок» в борьбе против «саудовского блока» в Сирии. В ответ базирующиеся в нефтяных монархиях Персидского залива исламские фонды неизбежно «накачают» до предела деньгами все направленные против России, а возможно, заодно, и других постсоветских стран. Таким образом будет открыт «второй фронт» войны против России.

Эта антироссийская работа уже активно ведется, причем давно. И активная деятельность вербовочных структур в пользу как «ИГ», так и «Аль-Каиды» на территории России и постсоветских стран — это одно из звеньев этой цепи. Против России недавно официально объявили джихад по сирийскому вопросу, что вызовет приток средств исламских фондов исламистскому подполью во всех постсоветских странах.

— Какова на данный момент ситуация в Сирии?

— Ситуация в Сирии исключительно сложна, так как там есть сотни отрядов, которые друг с другом воюют. Многие из них часто меняют политическую ориентацию, структуру альянсов. Это похоже на «махновщину» или «батьковщину», как это называлось во время гражданской войны в России (Украине и т. п.). На Западе такие ситуации обычно называют «войной всех против всех». Можно выделить следующие ключевые политические силы. Их пять: правительство Асада (его поддерживают шииты-алавиты, к которым относится и сам Асад, некоторые христиане), курды, террористическое «Исламское государство» («ИГ»), Ан-Нусра (филиал террористической организации «Аль-Каида» в Сирии) и условно «умеренная» поддерживаемая Западом суннитская оппозиция.

Кроме того, в Сирии Асад получает поддержку от «шиитского блока» (иранских «стражей исламской революции», ливанской «Хезболлы», иракских шиитов), а некоторые его противники — от Запада, Турции и, особенно, саудовского блока.

— Наибольшее внимание акцентируется на Сирии. Однако геополитическая ломка происходит и в Центральной Азии. Кто тут слабое звено?

— Слабое звено — это, конечно, Афганистан. Обстановка на севере этой страны, на границе с постсоветскими государствами по мере вывода войск международной коалиции стала очень тяжелой. Именно там базируется целый ряд этнических группировок, в частности, «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), кавказские группировки и т. п. ИДУ также объявило о вхождении в состав «ИГ». Туркменистан уже подвергается атакам «ИГ» из соседнего Афганистана.

Еще одним полем боя с «ИГ» и другими экстремистскими структурами, связанными с «Аль-Каидой», может стать также граница Таджикистана. Таджикистан, при этом, имеет гарантии безопасности от ОДКБ и России, а вот Туркменистан как нейтральную страну пока некому защищать.

Деятельность «ИГ» и целого ряда других экстремистских групп в Афганистане сейчас направлена одновременно против России и Ирана. А подготовительной работой в Афганистане была проведенная в последнюю пару лет деятельность целого ряда экстремистских структур, включая «ИГ» и разных аффилированных с «Аль-Каидой» групп, по прокладке «коридоров» из Пакистана в Северный Афганистан. Эти «коридоры», по оценке ряда экспертов, в том числе, афганских, направлены специально на вторжение в постсоветскую Центральную Азию, а, возможно, и против Ирана или, по крайней мере, афганских хазарейцев, которые пользуются его поддержкой.

К сожалению, здесь тоже сработала и еще сработает «связка» между противостоянием суннитского и шиитского блока на Ближнем Востоке. Дело в том, что исламские фонды, базирующиеся в странах Аравийского полуострова, охотно финансировали и раньше проникновение «ИГ» и других экстремистских структур в Афганистан. В частности, у ряда экспертов есть предположения, что деньги, которые помогли дестабилизировать границу Туркменистана и Афганистана, пришли из Катара. Теперь же, после активизации шиитско-суннитского противостояния в Сирии они еще более охотно могут начать финансировать экстремистскую деятельность в Афганистане.

— Какого развития событий стоит ожидать? Поддается ли ситуация прогнозированию?

— Самое важное — резко вырастает угроза терактов во всем мире. «ИГ» — это не националистическое движение, как Талибан. Оно интернационалистическое, как коммунизм в свое время, и претендует на власть над всей мусульманской общиной (уммой). Поэтому многие из террористических группировок по всему миру присягнули на верность «ИГ». Например, я упоминал, что на постсоветском пространстве это «Имарат Кавказа» и «Исламское движение Узбекистана». Угроза «ИГ» реальна для всех стран мира. Даже в далекой Австралии был теракт «ИГ». На постсоветском пространстве эта угроза особенно актуальна. Из одной только России на стороне «ИГ» по официальным данным ФСБ воюет 2400 человек.

Все в мире понимают, что «ИГ» — большая угроза. Но дальше начинаются разногласия, что делать с Сирией. Россия хочет оставить у власти Асада. Запад хочет, чтобы к власти пришла «умеренная оппозиция», хотя ее и не так просто «выкроить» из тех, кто воюет против Асада. Поэтому даже была такая шутка по поводу обвинений в адрес российской авиации, что она бомбит «умеренных»: «Американцы не могли найти умеренную оппозицию в Сирии 3 года, а российская авиация нашла и разбомбила ее за 24 часа». Иран и Саудовский блок видят в Сирии полигон для своей междоусобной войны.

Ситуация очень сложна. И внутри Сирии и вовне ее все поссорились со всеми. Предсказать, чем дело закончится, я пока не берусь, да и никто не сможет. Можно сказать только, что Россия и США как-то зоны ответственности в борьбе против «ИГ» поделят, и до открытого столкновения между собой в Сирии дело не доведут. Это было бы совсем уж глупо. Но что будет с Сирией и с иранско-саудовской войной, сказать пока нельзя.

— Можно ли остановить «ИГ» и почему до сих пор этого не произошло?

— «ИГ» в Сирии и Ираке, видимо, в конце концов, победят. Я думаю, что полный разгром «ИГ» — это вопрос полугода-1-2 лет. Слишком мощные силы задействованы против этой, в общем-то, достаточно небольшой организации (небольшой по сравнению с США и Россией, конечно). Экономики мощной у нее нет (есть какие-то доходы от нефти, захвачены деньги в банке, что-то они собирают на контролируемой местности, что-то получают извне, но для ведения систематической войны этого мало). ПВО и авиации у «ИГ» тоже нет. У них сильная армия для ведения гражданской войны в Сирии и Ираке, а не для настоящего столкновения с армиями великих держав.

Если начать воевать всерьез, «ИГ» не выдержит и рухнет. Просто, во-первых, до сих пор никто всерьез не воевал, наносились более-менее всерьез только авиаудары американской коалицией, а, во-вторых, «ИГ» использовала в своих интересах разногласия вовлеченных в конфликт держав, особенно, конфликт между суннитами и шиитами, Саудовской Аравией и Ираном на Ближнем Востоке. Ну, и общий хаос в Сирии. Если бы его не было, «ИГ» было бы уже давно побеждено.

Американцы в последнее время активизировались и готовят наступление на Раку (центр «ИГ» в Сирии). Российские силы сейчас воюют в связке с армией Асада и иранцами. Вместе это достаточно серьезная сила. Иранцы тоже перебрасывают в Сирию дополнительные сухопутные силы, чтобы подкрепить действия российской авиации на земле.

Однако в сотрудничестве России и Ирана есть и свои угрозы, которые нам надо хорошо осознавать, чтобы не попасть в большие неприятности. В частности, есть риск, что Россия может оказаться втянутой в суннитско-шиитскую войну, так как она, по сути, поддержала в Сирии позицию Ирана. Эта война может осложнить и ход борьбы с «ИГ», так как, как я уже упоминал, в ряде арабских стран могут усилиться симпатии к «ИГ» просто потому, что с ней воюет «шиитский блок», а Россия также поддержала его по вопросу сохранения власти Асада.

Но проблема в том, что в то время, пока будут громить «ИГ» в Сирии и Ираке, оно начнет наносить удары в других местах, а то и перебазироваться в них. Уязвимых мест и в мире в целом, и у нас на постсоветском пространстве очень много. Вот это то и есть главная опасность.

Лейла ТАРИВЕРДИЕВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Day.az
​ ​