Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Говорят эксперты МГИМО -> Расследование: кто «заказывает музыку» и наживается на крови в Сирии  

14.10.15

Эксперт МГИМО: Леонид Гусев, к.ист.н.

Расследование: кто «заказывает музыку» и наживается на крови в Сирии


Леонид Гусев

«Ридус» решил разобраться, кто есть кто в сирийском конфликте, откуда он берет свое начало, и кто в наибольшей степени заинтересован в этой бесконечной войне.

Драматические события, разворачивающиеся в Сирии, не сходят с первых страниц мировых СМИ. С телеэкранов, печатных полос и из Интернета на людей обрушивается вал сообщений с доселе мало кому знакомыми историческими подробностями, географическими наименованиями и названиями группировок. Для внесения ясности «Ридус» решил разобраться, кто есть кто в сирийском конфликте, а также в его сути, истории и причинах.

Предпосылки конфликта

То, что сегодня мы называем сирийским конфликтом, по сути, является апофеозом затяжной гражданской войны, причины которой уходят корнями гораздо глубже «Арабской весны», о которой предпочитают повторять сегодня многочисленные эксперты.

Противоречия в сирийском обществе существовали десятилетия, — говорит старший научный сотрудник Аналитического центра Института международных исследований МГИМО Леонид Гусев. — Еще в начале 70-х годов к власти в стране пришел отец нынешнего президента Хафез Асад. Он, как и его сын, представлял алавитское меньшинство. Алавиты считаются одним из ответвлений в шиизме, но это образование очень закрытое, чужих к своей вере они не допускают. Насколько известно, алавиты включают в свои обряды элементы язычества и христианства. Но все-таки считается, что ближе всего они стоят к шиизму.

Приход семьи Асадов привел к тому, что вся высшая власть в стране оказалась распределенной среди алавитов. Конечно, представители и суннитов, и христиан также занимают в сирийской властной иерархии различные посты, но высшая власть все эти десятилетия принадлежала алавитам, несмотря на то, что основную часть населения страны составляют сунниты. На протяжении многих лет это обстоятельство создавало значительные неудобства для клана Асадов, обрекая его на перманентные риски и требуя крайне жестких действий.

Нужно отметить, что президент Башар Асад даже перешел в суннизм (новая Конституция Сирии закрепляет пост президента за мусульманином-суннитом), — говорит Леонид Гусев. — Но все равно, основные посты в стране остались за алавитами. Несколько раз сунниты поднимали восстания, но они жестоко подавлялись.

Другой важнейшей предпосылкой возникновения конфликта стало типичное для современного Ближнего Востока состояние общества и элит — с коррупцией, социальным неравенством и клановой системой.

Застой в политической жизни Сирии породил много негатива в обществе: коррупция, грубость должностных лиц, бесправие перед госаппаратом и так далее, что не могло не вызывать у среднего класса и малообеспеченных граждан недовольства, — заявил в одном из своих интервью представитель патриарха московского при патриархе антиохийском архимандрит Александр (Елисов). — Полагаю, что именно это создало благоприятную почву для волнений. Однако огонь к фитилю был поднесен извне. Особую активность военные беспорядки приобрели после окончания активной фазы ливийской кампании.

Великая сушь

Решающим обстоятельством, окончательно сформировавшим в сирийском обществе кризисную ситуацию, стала небывалая засуха 2006−2011 годов, поразившая порядка 60% сирийской территории. В ряде сирийских регионов засуха привела к гибели до 75% урожая и 85% поголовья скота. Это поставило на грань выживания более миллиона сирийцев. Безработица в стране подскочила до 20% всего трудоспособного населения. Главной же катастрофой, вызванной засухой, стала массовая миграция людей из сельской местности в города. Так, в 2011 году в город Алеппо из сельской местности переселились 200 тысяч человек, при том, что на тот момент в городах уже присутствовали тысячи беженцев из Ирака.

Из сельской местности народ устремился в города, — говорит Леонид Гусев, — что привело к резкому росту социальной напряженности и протестных настроений. Все это происходило на фоне авторитарного правления страной. По мере нарастания протестов в Сирии стали собираться вооруженные отряды, развернувшие боевые действия против регулярной сирийской армии. Постепенно боевые действия стали охватывать все большее число провинций страны. Правительственным силам пришлось применять против повстанцев танки и артиллерию. В апреле 2012 года было объявлено перемирие. Тогда же состоялись выборы в парламент, на которых победила проправительственная коалиция. Однако через короткое время оппозиция отказалась соблюдать перемирие, обвинив в его нарушении правительственную сторону. В результате конфликт возобновился с новой силой. Но кроме первоначальных оппозиционеров в него стали вовлекаться другие, значительно более радикальные, исламистские силы. Такая ситуация существует и в настоящее время.

«Арабская весна»

«Арабская весна», накрывшая практически весь Ближний Восток, не обошла стороной и Сирию. 15 марта 2011 года несколько сотен человек откликнулись на призывы, размещенные в социальных сетях, и вышли на митинги на улицы Дамаска. Основным требованием протестующих стали необходимость реформ и борьба с коррупцией. Отправной же точкой силового противостояния послужили волнения в городе Дераа, переросшие в восстание. Все началось с ареста 18 марта 2011 года группы школьников, писавших на стенах домов антиправительственные лозунги. По некоторым данным, дети были подвергнуты пыткам и избиению. В ответ в этот же день в городе начались беспорядки и стычки с полицией. 20 марта демонстранты сожгли офис правящей партии БААС, дворец правосудия и несколько полицейских участков. Часть города перешла под контроль оппозиции.

Далее развитие событий пошло по классическому сценарию ближневосточной цветной революции. 25 марта в Facebook группой «Революция в Сирии 2011», был размещен призыв к «народному восстанию» на всей территории Сирии. На призыв откликнулось значительное количество сирийцев. Правительственные войска открыли огонь по демонстрантам. Именно этот момент большинство экспертов рассматривает как начало активной фазы сирийской революции, переросшей в гражданскую войну.

Сирийская оппозиция потребовала от Асада изменения конституции страны, подкрепляя свои требования силовыми акциями. Действия оппозиции поддержали США, а также целый ряд стран ЕС и ближневосточных государств.

Новый импульс конфликту был придан в 2013-м, когда, практически по иракскому сценарию, ряд СМИ обвинил сирийскую армию в применении химического оружия. Запад стал настаивать на необходимости военной операции. Ситуацию спасло только предложение России, взявшейся вывезти и утилизировать сирийское химоружие. Впрочем, все это уже не могло остановить разгорающуюся в стране гражданскую войну.

Кто воюет в Сирии

Войну в Сирии от других гражданских войн отличает, пожалуй, то, что в ней участвует сразу несколько сторон и ведется она по принципу все против всех.

Сразу отметим, что в военной обстановке статистика — понятие весьма и весьма относительное. Поэтому, говоря о численности воюющих с той или иной стороны, мы оперируем данными из различных источников с различной степенью достоверности.

На стороне президента Сирии Башара Асада сражается порядка 300 000 человек. Около половины из них — военнослужащие сирийской армии. Порядка 60 000 бойцов — республиканская гвардия, около 25−30 тысяч человек — сторонники боевой организации «Хезболла», и 7 000 — боевые бригады «Баас». Оставшееся число приходится на представителей алавитской («Шабиха») и шиитской милиции. Наиболее боеспособными и дисциплинированными из них являются военнослужащие сирийской армии. На международном уровне Башара Асада поддерживают Иран, Россия, Китай, КНДР. Они же выступают в роли основных поставщиков оружия и военной амуниции.

Обособленную позицию в сирийском конфликте занимают курдские и христианские формирования. Численность первых, по разным данным, составляет порядка 40 000 человек, вторых — 20 000 бойцов. В отличии от основной части сторонников Асада, их главной целью является обеспечение собственной безопасности. Главными их противниками являются подразделения ИГИЛ.

Сторонникам Асада противостоят сразу несколько организаций разного толка. Необходимо отметить, что в силу преобладания в Сирии суннитского населения, главным и, пожалуй, единственным объединяющим их фактором является принадлежность к суннитской ветви ислама.

Одной из крупнейших антиасадовских сил в Сирии является «Исламский фронт» («Аль-Ждабхат аль-Исламия»). Группировка насчитывает порядка 50−70 тысяч сирийских бойцов, а также несколько тысяч примкнувших к ним иностранцев. Своей целью «Исламский фронт» заявляет свержение Башара Асада и создание в стране исламского государства.

Другая крупная группировка, воюющая против Дамаска, — это Свободная сирийская армия (ССА) («Аль-джаиш ас-сури аль-гурр»). Насчитывает до 50 000 бойцов. В ее состав входят сирийцы, алжирцы, палестинцы, курды, тунисцы, албанцы, хорваты. Цель группировки — свержение действующего режима и приход к власти Сирийского национального совета и Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил. Основным районом действия ССА являются окрестности Хомса и Хамы. ССА открыто поддерживают США, Великобритания, часть стран Европы и большинство участников Лиги арабских государств.

Помимо этих крупных оппозиционных группировок в Сирии действуют и три более мелких военизированных организации, активно поддерживаемые из Кувейта: «Фронт аль-Нусра» (около 14 000 бойцов), «Ахрар аль-Шам» (около 20 000) и «Джанд аль-Акса» (около 1000 штыков). Их объединяет принадлежность к группе салафитов. Их цель — создание исламского государства в Сирии.

Также в Сирии присутствует несколько самостоятельных группировок исламистов, действия которых ограничены определенными территориями. Это «Исламский союз Аджнад аль-Шам» (Дамаск и окрестности), «Асалауа аль-Танмия» (Дамаск и Алеппо), Армия маджахеддинов (Алеппо). Группировки поддерживаются Саудовской Аравией, Катаром и США.

Самым крупным и опасным противником сирийского правительства и президента Башара Асада является, конечно же, «Исламское государство» (запрещено в России), объединяющее под своими знаменами до 80 000 бойцов и имеющее на вооружении артиллерию и бронетехнику. «Исламское государство» не сотрудничает ни с одной из вышеперечисленных группировок и не пользуется прямой поддержкой ни одной из западных стран. Это полностью компенсируется мощной идеологической базой, обеспечивающей организации постоянный приток бойцов и сторонников из стран арабского мира, Африки, а также из Северной Америки, Европы и России. «Исламское государство» воюет против всех других участников сирийского конфликта, преследуя собственные цели.

В рядах ИГ достаточно командиров, имеющих немалый боевой опыт. Пополнение живой силой в боевых отрядах в последнее время все больше происходит за счет добровольцев из других стран. В Сирии, как и в Ираке, ИГ воюет против всех, преследуя только свои интересы.

Внешние интересанты

Сирийский конфликт происходит не в вакууме, в связи с чем вокруг него тесно переплетаются интересы целого ряда государств, расположенных как на самом Ближнем Востоке, так и далеко за его пределами. К их числу относятся такие страны, как Турция, Иран, Ирак, Катар, Саудовская Аравия, США и Россия.

О роли и месте перечисленных стран в сирийском конфликте говорит Леонид Гусев:

  • Турция — резко настроена против режима Башара Асада. Официально поддерживает неисламистскую оппозицию. Сирийский режим в последние десятилетия был противником Турции. Дело в том, что Сирия долгое время оставалась частью Османской империи, и сегодняшняя Турция хотела бы восстановить влияние на Сирию, чему всеми силами сопротивляется официальный Дамаск.
  • Иран — поддерживает правительство Башара Асада. Это объясняется тем, что находящиеся у власти в стране алавиты представляют одно из направлений шиизма. Через них шиитский Иран намерен установить собственное влияние на Ближнем Востоке. Тегеран заинтересован в стабилизации ситуации в Сирии, так как конфликт блокирует строительство газопровода Иран — Ирак — Сирия — Европа.
  • Ирак — часть территорий этой страны, как и в случае с Сирией, находится под контролем «Исламского государства». Кроме того, в Ираке проживает до 60% шиитов, из-за чего Багдад не может не симпатизировать правительству Башара Асада. Ирак заинтересован в пролегающих по территории Сирии экспортных маршрутах к Средиземному морю для транспортировки своей нефти.
  • Катар — по некоторой информации, поддерживает «Исламское государство» и финансирует его. Это необходимо ему для снижения влияния Ирана, тогда как между Ираном и странами Персидского залива существуют большие противоречия по поводу доминирования в регионе Ближнего и Среднего Востока. Также большую роль здесь играют разногласия между суннизмом и шиизмом. С экономической точки зрения, Катар заинтересован в дестабилизации Сирии, дабы воспрепятствовать строительству через ее территорию газопроводов из Ирана.
  • Саудовская Аравия — официально не поддерживает ИГИЛ, но выступает против режима Башара Асада и влияния Ирана. Также Эр-Рияд поддерживает сирийскую антиправительственную оппозицию. Война в Сирии с возможным установлением там марионеточной власти Саудовской Аравии выгодна для блокировки экспорта в Европу нефти из Ирака по короткому маршруту.
  • США — официально поддерживают неисламистскую оппозицию, вооружают ее, предоставляют финансирование. Обвиняют Башара Асада в преступлениях, требуют его ухода от власти. Правда, совсем недавно США стали заявлять о том, что больше не требуют немедленного ухода Башара Асада, а настаивают на его постепенном отходе от власти в стране. США выступают против ИГИЛ, организовав антиисламистскую военную коалицию, осуществляющую воздушные удары по ИГИЛ.
  • Россия — с советских времен между Россией и Сирией имеются соглашения о сотрудничестве и взаимной помощи. В настоящий момент ВКС России осуществляют воздушные удары по позициям исламистов на территории Сирии. Россия обеспокоена возможностью победы ИГИЛ в этой стране, что может способствовать дальнейшему обострению ситуации не только на Ближнем, но и на Среднем Востоке, входящем в сферу российских интересов. Более того, существуют опасения проникновения боевиков ИГИЛ непосредственно в РФ. Не исключено, что именно эти опасения послужили одной из главных причин начала российской военно-воздушной операции в Сирии.

Ужасы войны

Уже сейчас гражданская война в Сирии расценивается как одна из самых жестоких в череде гражданских войн на Ближнем Востоке. Особо зловещее впечатление на мировую общественность производит беспрецедентная жестокость представителей «Исламского государства», прославившегося жестокими массовыми казнями и уничтожением древних памятников на захваченных им территориях.

Общее число погибших в войне составляет порядка 300 000 человек. Число беженцев, покинувших страну, с 2011 года превысило 4 млн. Около 7,6 млн сирийцев стали беженцами на территории собственной страны. «Это самый большой контингент беженцев из очага одного конфликта за все последнее поколение», — так прокомментировал ситуацию с беженцами верховный комиссар ООН по делам беженцев Антониу Гутерриш.

Что касается перспектив разрешения сирийского конфликта, то говорить о них пока преждевременно. Воздушная операция российских ВКС привела к переходу сирийской гражданской войны в новую, более динамичную фазу. Однако приведет ли это к ее скорейшему окончанию, неизвестно.

Для разгрома ИГИЛ необходима наземная военная операция. Но кто и как будет ее осуществлять — очень большой вопрос, — полагает Леонид Гусев. — Но даже с разгромом «Исламского Государства» ситуация вряд ли успокоится, так как другие группировки захотят получить свой кусок власти. И как удовлетворить все их запросы, пока непонятно.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Ридус
​ ​