Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Говорят эксперты МГИМО -> «Женская двадцатка» в Стамбуле и выступление Реджепа Эрдогана  
эксклюзив

19.10.15

Эксперт МГИМО: Виктория Панова, к.ист.н., доцент

«Женская двадцатка» в Стамбуле и выступление Реджепа Эрдогана


Виктория Панова

Доцент кафедры международных отношений и внешней политики России Виктория Панова — о саммите «Женской двадцатки», который открылся 16 октября в Стамбуле.

Саммит «Женской двадцатки» — дополнительный аутрич-формат, инициированный нынешним председателем G20 (Турцией) и призванный совместно с официальным треком способствовать более активному вовлечению женщин в мирохозяйственные связи и в процесс принятия экономических и политических решений в странах «Группы двадцати» и во всем мире.

Казалось бы, при «Группе двадцати» и так уже много разных форматов встреч — это и бизнес-мероприятия, и экспертные центры, и молодежь, и профсоюзы, но Анкара решила выйти с новой инициативой. Гордясь тем, что Турция была одним из первых государств, предоставивших женщинам право голосовать (в 1934 году), Анкара вновь решила напомнить миру о передовых взглядах на международную политику государства с мусульманским населением и продемонстрировать особое уважение к женщинам.

Россия всячески поддержала данную инициативу: от нашей страны были назначены официальные представители от бизнеса (глава авиакомпании S7 Наталия Филева), общественных организаций (директор «СПИД-Инфосвязь» Елена Перышкина) и академического сообщества (доцент МГИМО Виктория Панова).

Президент Эрдоган и связь времен

Ключевым событием саммита стало выступление на открытии президента Турецкой Республики Реджепа Тайипа Эрдогана. Президент сформулировал ключевые позиции стран «двадцатки» в преодолении мировых финансовых и экономических проблем, а также отметил важность не только и не столько количественных параметров роста мировой экономики, сколько качественных ее аспектов.

Как мы знаем, Турция в год своего председательства в G20 сделала акцент на трех основных приоритетах — это инклюзивность экономического развития, реализация ранее принятых решений и долгосрочные инвестиции (Inclusiveness, Implementation, Investment). Интересно, что многое из предложенного турецкой стороной пересекается с позициями и предложениями, выдвигавшимися Россией в годы председательства нашей страны в «Группе двадцати» в 2013 году и в БРИКС в 2015-2016 годах. Это свидетельствует, среди прочего, и об актуальности предлагаемых нашей страной тем, и о преемственности дискуссий и действий в рамках международных «клубных» форматов.

Так, несмотря на ряд скептических заявлений Австралии в ходе российского председательства в G20 об узости и «мелкости» обозначенных приоритетов, к саммиту в Брисбене лидеры «двадцатки» в значительной степени сохранили и расширили дискуссии по вопросам занятости, одного из приоритетов РФ. Турция также полагает проблемы трудоустройства одним из ключевых аспектов обеспечения инклюзивного и устойчивого развития. Президент Эрдоган привел такие цифры: в мире работает порядка 86% мужчин и только 58% женщин трудоспособного возраста. При этом, по ряду оценок, увеличение числа работающих женщин на 1% может способствовать увеличению мирового валового продукта на 80 млрд долларов.

Аналогично сделанный ранее Россией акцент на важности исполнения уже принятых обязательств стал лейтмотивом и турецкого председательства в G20. Президент Эрдоган отметил, что реализация уже согласованных действий принесет миру дополнительно не менее 2 млрд долларов.

Ну и, наконец, турецкий президент напомнил собравшимся о результатах недавно прошедшей встречи министров энергетики стран «двадцатки», где говорилось о важности безотлагательных мер по обеспечению инвестиций в энергетическую инфраструктуру, в частности путем создания государственно-частных партнерств. По понятным причинам энергетика — одна из важнейших тем обсуждения, предлагаемых российской стороной. Несмотря на то, что разговоров о России как энергетической сверхдержаве более не ведется, проблемы энергетической безопасности, выработки предсказуемых правил, отвечающих интересам не только потребителей энергии, но и производителей и транзитных стран, а также стабильного спроса и цен на энергоресурсы — остаются чрезвычайно актуальными. Неслучайно еще в прошлом году в рамках бразильского председательства в БРИКС Россия предложила сформировать своего рода резервный банк топлива пяти стран; не отказались и от идеи создать Энергетическую ассоциацию или другой аналогичный институт, который позволил бы координировать энергетические вопросы.

Впрочем, попытки наладить нейтральное, учитывающее интересы различных групп участников международное энергетическое взаимодействие, способное среди прочего вырабатывать консенсусные правила игры, предпринимаются Россией не в первый раз. Достаточно вспомнить дипломатическую борьбу в год председательства РФ в «восьмерке» в 2006 году и запуск Международного центра устойчивого энергетического развития под эгидой ЮНЕСКО.

Не «двадцаткой» единой

Впрочем, интрига выступления Эрдогана на «Женской двадцатке» исключительно проблемами G20 не исчерпывалась. Значительная часть речи главы турецкого государства была посвящена борьбе с терроризмом. Важнейшим тезисом стало заявление о неприемлемости разделения террористов на хороших и плохих, как это делает американская сторона. Турция не делает различий между террористическими группировками и не считает возможным оправдывать теракты независимо от их политических целей и обоснований.

Интересно, что подобный подход практически полностью совпадает с позицией России. Несмотря на недавнее недопонимание, возникшее между двумя государствами на фоне операции российских ВВС в Сирии, в связи с ненамеренным нарушением Россией границы Турецкой Республики, а также на выявленные в ходе двусторонних консультаций на уровне заместителей министров иностранных дел разногласия по подходам к разрешению сирийского кризиса, данное выступление позволяет сделать достаточно оптимистичные выводы относительно возможностей налаживания более тесного взаимодействия между двумя странами.

Прозвучала со стороны турецкого президента и определенная усталость от двойных стандартов, практикуемых странами Запада. Досталось за политическую ангажированность и Нобелевской премии. Кроме того, Эрдоган поделился с участниками встречи впечатлениями от своей недавней поездки в Брюссель, равно как и своим недоумением относительно непоследовательной позиции ЕС по вопросу членства Анкары в этом объединении. Ну и, наконец, турецкий президент рассказал участникам саммита о принимаемых Турцией беженцах, на устройство которых уже потрачено до 8 млрд долларов.

И все-таки женщины

Тем не менее, основным лейтмотивом саммита было вовлечение женщин в экономическую и политическую жизнь общества, их роль и возможности в национальном и международном масштабах. По итогам встречи должен быть принят документ, отражающий консолидированную позицию представителей девятнадцати государств и ЕС.

Впрочем, это не такая уж и легкая задача. Текущие консультации показали значительные различия в подходах, например, политически активных феминисток европейских стран, в частности Германии, и женщин из более традиционных обществ России, Мексики, Аргентины, Китая и др., для которых не свойственна воинственность в отстаивании идентичных с мужчинами прав и обязанностей. Акцент делается скорее на необходимости учета объективных различий с целью осознания роли и возможностей женщины, ее самореализации (например, идея российских представителей об адаптации трудового законодательства к возможностям альтернативных форм трудовой занятости, положений об образовании в течение всей жизни в условиях развития так называемой «серебряной экономики»), а также укрепления института семьи.

На встрече звучало много идей, шли активные дискуссии и предлагались различные подходы. Но сдержат ли официальные лица свои обещания и учтут ли в ходе подготовки итогового документа пожелания женской части «двадцатки»? Как государства-члены будут выполнять принятые решения? Приживется ли этот формат в дальнейшем? (Ведь Китай, председательствующий в «Группе двадцати» в следующем году, ранее уже имел негативный опыт проведения «женского форума», организованного по западному образцу и отбившего всякое желание воспринимать гендерные форматы серьезно). Все эти вопросы остаются открытыми.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
​ ​