Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Говорят эксперты МГИМО -> Чего ожидать после подписания соглашения о Транстихоокеанском партнерстве?  
эксклюзив

7.10.15

Чего ожидать после подписания соглашения о Транстихоокеанском партнерстве?


Екатерина Арапова

Кандидат экономических наук, преподаватель кафедры связей с общественностью Екатерина Арапова — о том, как создание Транстихоокеанского партнерства (ТТП) повлияет на расстановку сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

5 октября президент США Барак Обама объявил о том, что по результатам длительных переговоров между 12 странами Азиатско-Тихоокеанского региона было достигнуто соглашение по Транстихоокеанскому партнерству (ТТП). При этом американский президент не скрывает, что создание общерегиональной зоны свободной торговли направлено преимущественно на сдерживание экономического влияния Китая в АТР, а достигнутые договоренности в полной мере отвечают стратегическим интересам США.

Интеграционный сценарий реализуется при доминировании наиболее развитых стран региона — США, Сингапура, а также Японии, позиции которой, однако, в последние годы заметно ослабли.

В первую очередь, соглашение выгодно американцам: оно позволит укрепить позиции США как регионального торгового и инвестиционного лидера, а также может выступить дополнительным источником экономического роста в преддверии ожидаемой политики количественного ужесточения, которое неизбежно должно сменить политику количественных смягчений, дешевых долларов и высокой ликвидности, принятую для выхода американской экономики из финансового пике 2008-2009 годов.

Положительный эффект от создания общерегиональной зоны свободной торговли для Сингапура может оказаться относительно менее значительным, чем для США. Эта страна традиционно придерживается стратегии максимальной открытости, проводя многовекторную внешнеэкономическую политику. Сингапур сегодня уже реализует ряд двусторонних и многосторонних (АСЕАН, АСЕАН + Япония) интеграционных инициатив практически со всеми странами-партнерами по ТТП, в том числе с США и Японией; соответственно, создание общерегионального объединения незначительно расширит уже существующие торговые и инвестиционные возможности страны на пространстве АТР.

Тем не менее, для Сингапура сегодня характерны сокращение профицита государственного бюджета и темпов прироста международных резервов (а в 2014 году — их сокращение), рост внешнего долга и резкое падение инфляции, ставшее следствием резкого дисбаланса спроса и предложения на внутреннем рынке и недостаточного расширения склонности к потреблению. В сочетании с политикой ослабления денежно-кредитных рычагов, направленной на снижение темпов удорожания сингапурского доллара по отношению к ведущим мировым резервным валютам и получение дополнительных конкурентных преимуществ на внешних рынках, даже незначительное расширение внешней торговли в результате либерализации торговых режимов стран-партнеров по интеграционному объединению может оказаться для Сингапура стратегически важным.

Перспективы Японии в новом союзе весьма неоднозначны. С одной стороны, Япония активно продвигает стратегию билатеризации и (как и Сингапур) создала обширную сеть двусторонних и многосторонних соглашений о свободной торговле и экономическом партнерстве с большинством стран-партнеров по ТТП. Кроме того, исключение Китая из общерегиональных интеграционных процессов способно в некоторой степени укрепить пошатнувшиеся в последние годы позиции страны в регионе.

С другой стороны, потенциальные эффекты от создания единой зоны свободной торговли на пространстве 12 государств зависят, главным образом, от характера договоренностей, достигнутых на двусторонней основе между Японией и США. В процессе переговоров между странами возникал ряд принципиальных противоречий по вопросам демпинга и проведения антидемпингрвых расследований, таможенных пошлин на сельскохозяйственную продукцию и введения дополнительных ограничений на торговлю товарами рыбного промысла, на которых настаивали США, а также «завышенных» стандартов экологичности и безопасности по отношению к американским автомобилям, экспортируемым в Японию. Однако судя по заявлению американского президента, достигнутые договоренности в большей степени отвечают стратегическим интересам США, нежели их региональных партнеров.

Поскольку зона свободной торговли в рамках ТПП исключает Китай из процессов региональной экономической интеграции в АТР и, соответственно, в некоторой степени может ослабить позиции страны в регионе в пользу США, то, по всей видимости, в ближайшее время от китайской стороны стоит ожидать ответных действий и инициатив. Достижение договоренностей в рамках ТТП может выступить стимулом к активизации интеграционных процессов в формате других общерегиональных интеграционных сценариев, реализуемых с участием Китая — в частности, Всестороннего регионального экономического партнерства (АСЕАН+6) и Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ), создание которой, вероятно, снова станет одной из ключевых тем в повестке форума АТЭС, который должен состояться в Маниле 18-19 ноября.

Тем не менее, необходимо объективно оценивать перспективы формирования общерегиональных зон свободной торговли в рамках ВРЭП (Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство) и АТЗСТ. Если в формате 16 государств ВРЭП противоречия возникают, главным образом, в позициях Китая и Японии, то в формате 21 государства АТЭС гораздо больше противоборствующих сторон. Этот формат не только объединяет три основных государства, претендующих на позиции регионального лидера в регионе — США, Китай и Японию, — но и включает Россию, присоединение которой ни к одному интеграционному формату невозможно без партнеров по Евразийскому экономическому союзу.

Важно также учитывать, что на фоне снижения интенсивности внешней торговли многие государства региона прибегают к введению протекционистских мер с целью расширения экспорта, снижения импорта и стабилизации состояния торговых балансов.

Среди развивающихся государств Восточной Азии относительно более протекционистскую политику проводит Индонезия, активно прибегая к нетарифным ограничениям: ужесточению требований санитарного и фитосанитарного контроля в отношении импортируемых товаров, лицензированию импорта отдельных видов товаров (к их числу относятся отдельные виды электроники, некоторые виды продукции пищевой отрасли, текстильных изделий, игрушек, медикаментов и косметических средств). Таиланд ужесточает требования сертификации и стандартизации по отношению к отдельным товарным позициям (изделиям из каучука и керамики). Китай активно инициирует антидемпинговые расследования: с 1995 года по декабрь 2014 года число антидемпинговых разбирательств, инициированных Китаем, достигло 84; большинство из них приходится на последние годы. В Китае и Индонезии действуют ограничения на экспорт минеральных ресурсов и отдельных видов сырьевых товаров.

Протекционистские настроения отдельных стран региона в сочетании с серьезными не только экономическими, но и политическими противоречиями, существенно снижают шансы создания в кратко- и даже среднесрочной перспективе общерегионального интеграционного соглашения, способного выступить противовесом нарастающему влиянию США в регионе, которому в полной мере будет способствовать подписание соглашения о свободной торговле в формате Транстихоокеанского партнерства.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
​ ​