Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Говорят эксперты МГИМО -> США не сдерживают Россию  

26.12.14

США не сдерживают Россию


Андрей Сушенцов

Две недели назад Москву посетил главный проповедник глобального американского превосходства Джордж Фридман. Этот человек известен в России и за ее пределами благодаря деятельности основанного им в 1996 году частного разведывательного агентства «Стратфор». Организация выпускает и распространяет за небольшую плату оригинальные аналитические материалы о международных отношениях и безопасности. Фридман также автор нескольких международных бестселлеров, в которых он развивает геополитическую модель анализа международных процессов.

Идеи Джорджа Фридмана выделяются на фоне американского мейнстрима. Для последнего характерны либеральный уклон, вера в идеалы и трансформирующая роль демократии. На этом фоне Фридман кажется прагматиком и даже циником. При этом он не претендует на взвешенность и объективность. Напротив, делает ставку на превышение ожиданий читателя — его анализ мировых событий удивляет, провоцирует, раздражает. Фридман стремится убедить, что именно таковы законы международных отношений.

В Москве Джорджа Фридмана принимали с размахом. Предваряла визит публикация его записки для Валдайского клуба. После серии мероприятий в МГИМО, его приняли в МИД России. Интервью Фридмана для газеты «Коммерсантъ» широко разошлось в государственных медиа — его процитировали Первый канал, агентство «Россия сегодня» и другие.

Открыл все эти двери единственный тезис основателя «Стратфора», созвучный представлениям российского истеблишмента, о том, что политика США направлена на недопущение появления в Евразии какого-либо гегемона, в распоряжении которого были бы западноевропейские технологии и российские ресурсы.

Этой идеи так же страшатся в России, как и пестуют ее, — вне зависимости от того, справедлива она или нет и соответствует ли она историческому опыту американской политики. Поэтому слова Фридмана — бальзам на душу российским консерваторам, считающим вслед за геополитиками XIX — начала ХХ века Ф.Ратцелем, А.Мэхэном, Х.Маккиндером, что США стремятся сбалансировать усиление любого регионального лидера в Евразии.

Думаю, что слова Фридмана о том, что Россия является экспансионистской державой, а значит США будут действовать против нее, — надолго осядут в умах многих в Москве. Как и следующее его утверждение: глобальное превосходство США останется неоспоримым ближайшие 100 лет, и на этот период внешняя политика Соединенных Штатов останется главной движущей силой международных процессов.

Между тем этот вывод не соответствует действительности. Во-первых, Россия не нацелена на экспансию и ведет себя оборонительно. Если накануне визита в Москву Фридман полагал, что Москва стремится расширить давление на Прибалтику, Кавказ и Польшу, то после него он изменил свое мнение.

Во-вторых, Фридман переоценивает ресурсы США относительно других международных центров силы. Такого преимущества, которое Вашингтон имел в международных делах последние 20 лет, достигнуть уже не удастся. Более того, своим периодом глобального доминирования США распорядились неумело — ввязавшись в продолжительные конфликты, с которыми не были связаны крупные американские интересы.

В-третьих, эпоха, когда доктрины сдерживания и балансирования работали, ушла в прошлое. Никто не хочет, чтобы на повестку дня вернулись вопросы европейской безопасности, и никто не готовится к войне с Россией. Победа в этом противостоянии ненадежна, а ее цена слишком велика. То, что эффективно делала континентальная дипломатия Британии в Европе XVIII–XIX веков, не могут себе позволить США. Также и потому, что не умеют.

Соединенные Штаты вступили в круг великих держав только во второй половине ХХ века, не получив классического европейского опыта конфликтов и сотрудничества, среди плодов которого, — рассудительность в международных делах. При этом в отличие от Британии, США могут позволить себе невежество в вопросах, касающихся того, что происходит вдали от их границ. Американская экономика — крупнейшая в мире и при этом практически самодостаточная: доля экспорта в ВВП — около 10 процентов, и три его четверти идут в Канаду и Мексику. США надежно контролируют прибрежные моря и могут не беспокоиться об остальном. Поэтому свою внешнюю политику американцы выстраивают главным образом для того, чтобы поддерживать свой благоприятный образ внутри страны и за рубежом, а не достигать реальных результатов в отношениях с другими странами. На эту закономерность первым обратил внимание американский дипломат Джордж Кеннан.

История также показывает, что США не смогли сдержать императорскую Японию в первой половине ХХ века, СССР в Европе в 1940-х годах, исламскую революцию в Иране в 1970-х, возвышение «Талибана», «Аль-Каиды» и «Исламского государства» на Ближнем Востоке в 1990-х и 2000-х. Отношения США с КНР сейчас совсем не похожи на балансирование. Остаются вопросы о том, что сможет сделать Вашингтон, если Россия и КНР действительно пойдут на решительные шаги в Прибалтике и на Тайване.

Концепция балансирования упрощает реальность и скорее передает желаемое для США, нежели описывает действительность. Это не тревожит Фридмана, пропагандирующего геополитический детерминизм: все страны — заложники своей географии и обстоятельств, ими руководит «невидимая рука геополитики».

Согласно Фридману, происходящее в международных отношениях не имело альтернативы. Однако он объясняет логику международных процессов «задом наперед» — в его интерпретации откровенно ошибочные шаги приобретают осмысленность. Якобы целью США в Афганистане и Ираке было уничтожение нарождающихся центров влияния, а не установление контроля над этими странами. В 2000-х я много времени уделил изучению мотивов политики администрации Джорджа Буша-младшего и могу утверждать, что этот тезис ошибочен: в Афганистане американцы хотели отомстить, и искренне поверили, что на Ближнем Востоке приживется демократия. Модель Фридмана также не объясняет, почему США так дорого заплатили за попытку «уничтожить центры влияния» и зачем для этого потребовалась продолжительная оккупация. То же касается и войны США во Вьетнаме.

Проблема геополитического подхода состоит в том, что он предполагает слишком масштабное видение, не связанное с конкретной международной ситуацией. Это не позволяет рассчитывать на достоверный прогноз. Объяснять украинский кризис стремлением России обеспечить буфер на границах с НАТО все равно, что составлять прогноз погоды на неделю, констатируя время года на дворе. Правильный вопрос, который приведет к практически полезному выводу, — как сохранить стабильность и условия для развития в хрупком пространстве на стыке двух макрорегионов, при этом не провоцируя Россию.

Если в России есть некоторый иммунитет против упрощенных геополитических представлений (хотя ажиотаж вокруг визита Фридмана и говорит об обратном), то представим, какое впечатление произведут его идеи на неискушенных людей. Известно, что «Стратфор» консультировал правительство Грузии накануне войны 2008 года. По данным «Викиликс», в консультациях агентства звучали слова о том, что гарантии безопасности Грузии со стороны США непререкаемы. Думаю, грузины искали именно такого ответа. При этом «Стратфор» (как и США) не несет ответственности за последствия своих рекомендаций — если грузины или украинцы последовали им, то это лишь их вина.

Полагаю, что геополитическая доктрина Джорджа Фридмана так же упрощает международную реальность, как и идеи либерального американского мэйнстрима. Признание реальности существующего баланса сил, стремление к сохранению стабильности и опора на международное право — вот рецепт реалистической политики, который пока не дается США.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Лента.Ру»
​ ​