Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Говорят эксперты МГИМО -> Китай. Внешняя политика под давлением  

17.10.12

Китай. Внешняя политика под давлением


Александр Лукин

Обострение китайско-японского территориального спора сопровождалось подъемом антияпонских настроений в Китае. Росту национализма способствует подавление дискуссий по вопросам, которые власти считают чувствительными.

Один из видных экспертов-международников, директор Института международных отношений Пекинского университета Ван Цзисы в интервью газете «Асахи» обратил внимание на растущий разрыв между сбалансированной внешней политикой Пекина и общественным мнением, настроенным очень радикально.

Сегодня китайскому правительству приходится более внимательно прислушиваться к общественному мнению, считает Ван Цзисы и обращает внимание на любопытный парадокс. Если в мире позиция Китая видится все более напористой и бесцеремонной, то сами китайские граждане резко критикуют свое правительство за излишнюю пассивность и неуверенность.

Раньше на эту тенденцию обращали внимание в основном зарубежные наблюдатели, и то, что она серьезно воспринимается китайскими экспертами, заставляет внимательно присмотреться к тому, как развивались общественные настроения по мере бурного развития Китая в годы реформ.

В 80-е годы прошлого века мэйнстрим общественного мнения в основном ориентировался на западные ценности, хотя, порой, и своеобразно понятые. Подавление антиправительственных выступлений конца 80-х в сочетании с продолжающимися успехами экономического развития привело к усилению авторитарно-националистических тенденций.

Поначалу многие китайцы поверили официальной пропаганде о том, что особая, китайская демократия в большей степени способствует экономическому развитию и повышению благосостояния людей, чем вызывающие «беспорядок» западные идеи. Затем часть общества пошла даже дальше правительства: возникли идеи «нового авторитаризма» и особых, конфуцианских ценностей китайского народа, стремящегося к мировой справедливости.

Во внешней политике эта тенденция привела к обвинению властей в «мягкости» и неадекватной защите национальных китайских интересов. Конечно, открыто критиковать руководство в Китае невозможно, но можно пропагандировать идеи, не вполне совпадающие с официальной риторикой.

В то время, как китайские лидеры публично провозглашают верность внешнеполитическому курсу Дэн Сяопина на скромность и обеспечение мирных условий внутреннего развития, авторы многих публикаций в последнее время призывают китайскую армию по примеру американской активно защищать экономические интересы за рубежом, подключиться к обеспечению страны необходимыми ресурсами, проявлять большую активность в мировом океане, прорывая кольцо, в которое якобы берут Китай США.

Дело дошло до призывов передать Китаю права распределения мировых ресурсов на том основании, что китайцы продемонстрировали большие успехи в развитии, чем другие народы, и им присуще исконное чувство справедливости.

Эти призывы контрастирует с заявлениями китайских официальных лиц о том, что Китай все еще является развивающейся страной, которой пока далеко до американской мощи и даже до второй позиции в мире. Официальный Пекин не принимает концепцию «G-2» и не собирается вступать в глобальную конфронтацию с Вашингтоном.

Между тем в общественном сознании все прочнее утверждается мысль о том, что Китай уже превзошел Японию и не должен бояться бросать вызов Америке. Китай, считают многие представители националистического течения, должен вести себя в мире, беря пример с США, быть готовым использовать военные и экономические меры, чтобы заставить другие страны принять законные китайские требования.

Сторонники «усиления Китая» утверждают, что сегодня Пекин «слишком мягок» в отношениях с США, Японией или Филиппинами. Они с ностальгией вспоминают эру Мао, когда Китай, как они считают, не боялся бросать вызов окружающему миру.

Официальные китайские представители обычно комментируют подобные мнения в том плане, что в свободной стране каждый может высказываться, как хочет, и что они не отражают официальной позиции. Но их сторонники уже начинают влиять на китайскую внешнюю политику, заставляя руководство все более расширенно трактовать коренные национальные интересы Китая. К ним теперь уже официально относят не только Тайвань, но и спорные с соседями острова и вопрос обеспечения экономики необходимыми ресурсами.

Эти и подобные взгляды, которые часто высказывают в том числе и военные аналитики, крайне опасны как для Китая, так и для всего мира. Для Китая — тем, что уже вызывают настороженность соседей, опасения относительно истинных планов растущего гиганта и стремление объединить усилия между собой и с силами, враждебными Пекину. Такой широкий антикитайский альянс может привести к трудностям в китайской экономике, зависимой от зарубежных ресурсов и рынков сбыта, и привести страну к серьезному кризису и социальным потрясениям.

Для мира же они опасны тем, что получающая все большее влияние в Китае националистическая идеология чревата серьезными международными осложнениями. Идеология китайского национализма основана на идее о том, что Китай на протяжении более чем столетия якобы подвергался исключительно унижениям со стороны всего мира, а теперь укрепился и может постоять за себя и даже отомстить за обиды прошлого.

Эта идеология очень напоминает теории, которые в ХХ веке погрузили Европу в хаос кровавых войн и массовых зверств. Она не только не учитывает исторические реалии — ведь в действительности императорский Китай мало чем отличался от других держав, и также проводил экспансионистскую политику, постоянно расширяясь за счет других народов и государств, лишь в конце проиграв соревнование из-за неэффективной внутренней политики.

Эта идеология ещё и стимулирует появление на улицах китайских городов жестоких, крушащих все на своем пути толп, типа той, что мы видели во время недавних антияпонских выступлений. А ведь эта толпа может обратить свой гнев не только против иностранного правительства.

Есть ли выход? Думаю, есть. Китайские власти лукавят, говоря, что в стране могут высказываться любые точки зрения. Ведь там есть и те, кто выступает за права меньшинств, в том числе и национальных, за либерализацию режима, за более тесное и открытое сотрудничество с Западом, за учет интересов соседей. Но таким людям гораздо труднее высказать свои взгляды в отрытой дискуссии, не боясь последствий. А ведь открытая дискуссия с националистами могла бы высветить всю опасность и абсурдность их призывов.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
​ ​