Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Говорят эксперты МГИМО -> Российско-израильские переговоры: традиционный сценарий и новые акценты  
эксклюзив

28.03.11

Российско-израильские переговоры: традиционный сценарий и новые акценты


Андрей Федорченко

Краткое (однодневное) пребывание премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Москве 24 марта и его переговоры с российским руководством можно в целом оценить как очередной рабочий визит израильского руководителя в нашу страну.

Следует признать, что период эйфории в российско-израильских отношениях завершился еще во второй половине 1990-х годов. Тогда стало ясно, что надежды на скорейшее получение весомых политических и экономических дивидендов от восстановления дипломатических отношений (а они отсутствовали с 1967 г. по 1991 г.) по большей части не сбылись. Обеим странам не оставалось ничего другого, как, взвесив накопившийся багаж взаимодействия, оценив международную обстановку и реальный вес друг друга в мировой политике и экономике, начать терпеливо, шаг за шагом создавать фундамент для будущего взаимовыгодного сотрудничества.

Основа для такого сотрудничества существовала уже давно. Несмотря на длительный период политического и идеологического противодействия, обе страны были связаны особыми отношениями, несущими в себе позитивный заряд, потенциально направленный на взаимное сближение. Во-первых, иммигранты из стран Восточной Европы, включая Россию, создавали политический, институциональный и социально-экономический базис будущего Государства Израиль. На сегодняшний день в Израиле проживает самая многочисленная русскоговорящая диаспора за пределами бывшего СССР. Во-вторых, несмотря на все различия в географическом положении, политической и хозяйственной организации России и Израиля, обе страны всегда являли собой своеобразный синтез западных и восточных моделей развития. Один из парадоксов израильского общества состоит в том, что в силу исторических условий оно развивалось на основе демократических форм государственного и политического устройства западного образца при относительной слабости либеральной экономической традиции. Последнее обстоятельство характерно для большинства стран Востока (в этом смысле к ним следует отнести и Россию). В-третьих, стратегические цели двух стран на Ближнем Востоке и за его пределами очень часто пересекались, причем не всегда они были разнонаправлены. В-четвертых, Израиль и Россия имеют достаточно широкий круг общих экономических интересов.

После восстановления дипломатических отношений российско-израильские отношения развивались по восходящей, без рывков и сенсаций, но и без драматичных откатов и безвыходных тупиковых ситуаций. Это достигалось за счет укрепления политического и экономического фундамента отношений, роста взаимного доверия, продолжения повседневной напряженной работы во всех сферах двусторонних отношений.

В результате произошло то, что в начале 1990-х годов мало кто мог предсказать: в последнее время наблюдается важный качественный сдвиг — стороны выходят на уровень стратегического партнерства. Сравнительно недавно принято решение о создании российско-израильского комитета по стратегической безопасности на уровне российского Совета Федерации и израильского Кнессета. До этого в Израиле подобная двусторонняя комиссия была создана в рамках сотрудничества только с одной страной — США (причем Россия, помимо Израиля, сотрудничает в этой сфере только с США и Китаем). Осуществляется военное сотрудничество. В 2009 г. возобновилась деятельность российско-израильской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, а в 2010 г. был учрежден Российско-Израильский деловой совет.

Происходящие сейчас тектонические сдвиги в послевоенной системе международных отношений не могли не отразиться на содержании переговоров 24 марта, хотя программа была в значительной мере предсказуема: палестино-израильский конфликт, иранская тема, сирийская тема, российско-израильские хозяйственные связи, гуманитарное сотрудничество. Лейтмотив переговоров, на мой взгляд, был несколько иным по сравнению с аналогичными предыдущими встречами на высшем уровне — Россия и Израиль стали еще более внимательно оценивать возможности друг друга в качестве партнеров (или даже союзников) в новой системе региональных и мировых геополитических координат.

«Арабское цунами» затрагивает интересы обеих стран, хотя в наибольшей степени может пострадать безопасность Израиля. Уязвимость геополитического положения Израиля в течение многих лет компенсировалась наличием мирных договоров с Египтом и Иорданией. В нынешней ситуации израильская стратегия национальной безопасности может кардинально измениться. Израильское руководство рассчитывает на более активную поддержку России по приоритетным проблемам безопасности еврейского государства. Российский сбалансированных подход к странам Ближнего Востока сохраняется, но ощущается потребность в укреплении связей с теми стабильными или относительно стабильными государствами, с которыми нашу страну связывают особые отношения. Помимо укрепления политических позиций в регионе наша страна стремится заручиться поддержкой Израиля, обладающего весомым научно-технологическим потенциалом, в осуществлении планов модернизации российской экономики.

Уже сейчас наибольшую опасность для Израиля представляет не столько противостояние с палестинцами, сколько грядущие политические перемены в ряде арабских стран и, прежде всего, в Египте. Израиль уже выразил серьезные опасения в связи с тем, что контроль Египта над «филадельфийским коридором» (египетская граница с сектором Газа) после ухода Мубарака был существенно ослаблен, а иранские военные корабли впервые получили разрешение на проход по Суэцкому каналу после возобновления судоходства в 1975 г. При этом приход исламистов к власти как, впрочем, и демократические либеральные правительства в странах ислама могут быть опасны для будущего развития арабо-израильских отношений. Последние, естественно, не будут призывать к войне с Израилем, а попросту станут планомерно вытеснять его из политической реальности. А что касается президента США Б. Обамы или руководства Евросоюза, то им важнее будет наладить отношения с новыми правителями восставших стран, чем демонстрировать заботу об интересах Израиля.

Руководство египетской армии, занявшее сдержанную позицию во время народных выступлений против президента Мубарака, сохранит как свое привилегированное положение, так и верность международным обязательствам, которые были взяты прежним режимом. Влиятельная армейская верхушка в Иордании, скорее всего, будет придерживаться такой же линии поведения. Вместе с тем, в армейском руководстве Египта ожидается выдвижение более молодого поколения офицеров, не участвовавших в арабо-израильских войнах и ориентированных на США. Может возникнуть угроза денонсации мирного договора с Израилем.

По египетскому направлению политика переплетается с экономикой. События в Египте способны подорвать энергетическую безопасность Израиля. Проводя курс на увеличение доли природного газа в своем энергобалансе, Израиль в последнее время опирался на Египет, откуда поступает около 40% от общих объемов газа, потребляемого израильтянами. В начале февраля на территории Египта был взорван газопровод, по которому голубое топливо поставлялось в Израиль. После этого поставки газа были прекращены. В этой ситуации все больше надежд Израиль возлагает на российский «Газпром». На мартовских переговорах обсуждались перспективы расширения российско-израильского энергетического сотрудничества. Кстати говоря, именно Нетаньяху санкционировал замораживание отношений с российским газовым монополистом в 1996 г. в качестве рычага давления на Россию по сворачиванию ее ядерного сотрудничества с Ираном. Потери Израиля из-за этого решения сегодня более чем очевидны.

На переговорах все эти неблагоприятные для Израиля последствия арабских «революций» Б. Нетаньяху попытался преломить через призму проблемы нераспространения обычных вооружений и оружия массового поражения. В качестве аргумента в пользу ужесточения санкций против Ирана с его ядерными программами выдвигался пример Ливии, в свое время в результате международного давления отказавшейся от разработки и производства атомного оружия, что сейчас дало НАТО возможность начать операцию по «умиротворению» Каддафи. «Представьте, что было бы, если бы это государство-изгой сегодня имело ядерное оружие»,- заметил Б. Нетаньяху. Дискуссия на эту тему, по всей видимости, не дала конкретных результатов. Аналогично закончилось обсуждение израильских требований прекратить поставки российского оружия Сирии. Речь шла в первую очередь о противокорабельных ракетах «Яхонт», которые могут попасть в руки «Хизбаллы» и создать реальную опасность для ВМФ Израиля. Израильские эксперты даже считают, что главная цель поездки Нетаньяху — повлиять на решение российской стороны выполнить договор о поставках ракет, заключенный два года назад. Принятие израильского требования означало бы дальнейшее выдавливание нашей страны с ближневосточных рынков вооружений, что в условиях усиления нестабильности в арабском мире могло бы привести к радикальному сокращению экспортного потенциала российского ОПК. На переговорах в Москве российские лидеры дали понять, что не намерены отменять контракт на поставку этих вооружений Дамаску.

Палестинская проблема, объединявшая арабов еще несколько десятилетий назад, оказывается вне рамок происходящих событий. По мнению части экспертного сообщества, палестино-израильский конфликт на сегодняшний день перестает быть актуальным на фоне внутригосударственных проблем в арабских странах. Палестинцы, оказавшиеся в условиях отсутствия поддержки арабского мира, в том объеме, как это было раньше, становятся все более уязвимыми перед израильским давлением. Им придется, видимо, идти на большие уступки и мириться с требованиями Израиля. С другой стороны, это может помочь продвижению ближневосточного урегулирования, поскольку и у Израиля могут возникнуть серьезные проблемы с соседними государствами, что сделает его более сговорчивым.

Однако на мартовских переговорах стороны придерживались традиционных для себя позиций: Россия настаивает на интенсификации усилий по возобновлению палестино-израильских переговоров при поддержке «квартета», Израиль предлагает неприемлемый для палестинцев «промежуточный» вариант начала прямых переговоров по всему комплексу проблем без каких бы то ни было обязательств со своей стороны по замораживанию строительства поселений на Западном берегу.

Очевидно, что продвижение в сближении позиций России и Израиля по этим и ряду других проблем (формат комментария не позволяет рассмотреть весь перечень обсуждавшихся вопросов) потребует регулярных встреч и контактов на различных уровнях. В ближайшее время можно ожидать интенсификации российско-израильского переговорного процесса.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
​ ​