Это архивный сайт МГИМО, который не обновляется с ноября 2015 года.
Актуальный сайт Университета находится по адресу mgimo.ru
официальная страница на Вконтаке официальная страница на Facebook официальный канал Youtube
Главная -> Новости -> Говорят эксперты МГИМО -> Экономическая модернизация по-восточному: египетский вариант  
эксклюзив

9.03.11

Экономическая модернизация по-восточному: египетский вариант


Андрей Федорченко

При всем кажущемся сходстве волн народного недовольства в разных частях арабского мира для экспертного сообщества очевидна специфика каждой арабской страны. Многоплановость происходящих перемен зачастую приводит к некорректным упрощениям ситуаций. Так, не соответствует действительности распространяемое отдельными наблюдателями мнение о том, что спусковым крючком арабских восстаний стала подорожавшая лепешка (основной продукт питания арабской бедноты). Данная идея развивается и связывается с якобы грядущим мировым продовольственным кризисом, — отмечает директор Центра ближневосточных исследований ИМИ Андрей Федорченко. Чтобы продемонстрировать, что у событий в арабских странах есть глубинные причины системного характера, Андрей Васильевич рассмотрел в своем эксклюзивном комментарии пример Египта.

Эксперты сходятся во мнении, что хозяйственная конъюнктура в Египте не явилась поводом для начала народных волнений. Любопытно, что 23 января — за два дня до начала волнений — эксперты МВФ, в том числе работающие непосредственно в Египте, дали в целом высокую оценку результатов проводимой модернизации. В последние годы эта страна приводилась чиновниками МВФ в качестве положительного примера выполнения рекомендаций фонда.

До начала мирового финансово-экономического кризиса арабские государства с диверсифицированной экономикой (в том числе Египет) демонстрировали высокие темпы прироста ВВП, улучшение состояния государственных финансов, ускоренное наращивание экспортного потенциала. Прирост ВВП 2005–2008 составил в Египте около 7% в год (4,5% в расчете на душу населения). Экономические успехи, признаваемые авторитетными международными организациями, стали результатом либерализации национальных экономик (в Египте проведение реформ было возложено на сформированное в июле 2004 г. правительство А. Назифа) и благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Объем египетского экспорта увеличился в 2000—2008 гг. в 7,4 раза. ПИИ в 2007/2008 финансовом году составили около 10 млрд. долл. Были сокращены госрасходы и бюджетный дефицит — до 3,3% ВВП. Было осуществлено оздоровление банковской системы, продолжалась приватизация.

Последовавший мировой кризис Египет пережил легче, чем его западные партнеры и новые индустриальные государства, что было связано с сохранением государственного контроля над финансовой системой и невысокой степенью глобализации экономики страны. Экспортеры энергоносителей выиграли от высоких цен на свое сырье. Во время кризиса прирост ВВП снизился, но оставался на достаточно высоком уровне — 4,7%.

Поводом для народных выступлений стало не резкое нарушение социально-экономической стабильности, а отсутствие ощущения возросшей экономической выгоды и заметных перемен к лучшему, что усилило разочарование, особенно у представителей так называемого «среднего класса». Иными словами, возник разрыв между ожиданиями роста благосостояния и реальностью.

Парадоксальное на первый взгляд сочетание относительного экономического благополучия и выплеснувшегося на улицы народного гнева объясняется не только политическими причинами, но и сохранением ставших уже традиционными для этой части мира системных социально-экономических проблем и дисбалансов.

Что скрывается за благоприятной (с точки зрения отдельных ключевых макропоказателей) ситуацией? Модернизация далека от завершения, о чем свидетельствуют:

  • Структурная слабость. При медленных темпах развития обрабатывающей промышленности отток лишней рабочей силы из сельского хозяйства осуществляется в направлении низкопроизводительной сферы услуг. Дефицит торгового баланса составил в 2008 г. 5% ВВП.
  • Невысокая и медленно растущая производительность труда — 2,2% в год в 1992—2008 гг. Иными словами, относительно высокие общеэкономические темпы роста базировались на использовании экстенсивных факторов.
  • Слабый набор конкурентных преимуществ. Благоприятный инвестиционный климат еще не сложился: по легкости ведения бизнеса («ease of doing business») Египет занимает 114-е место в мире. Развитию фондового рынка препятствует неразвитость акционерной формы собственности.
  • Безработица. Официальные показатели (8,9% в целом и 25,4% среди молодежи) явно занижены, учитывая сосредоточение около 40% экономической деятельности «в тени».

Своеобразная ситуация сложилась в социальной сфере. С одной стороны, острой является проблема бедности: 19% населения (около 15 млн.) существуют в условиях крайней нужды. В то же время в числе преимуществ авторитаризма — курс на относительно справедливое распределение доходов. Коэффициент Джинни в 2010 г. составил в Египте 34,4 (в Швейцарии 33,7, в РФ 41). Разрыв в доходах между 10% наиболее богатых граждан и 10% наиболее бедных равняется 8, соответственно между 20% и 20% — 5,1 (примерно как в Дании; в РФ — соответственно 12,7; 7,6). В целом социально-экономический рейтинг Египта невысок: по индексу человеческого развития страна занимает 101-е место в мире.

В последние десятилетия нестабильный экономический рост и несбалансированность хозяйственной структуры оставались острейшими проблемами в стратегии рыночных реформ в большинстве стран региона. При всех различиях в экономическом развитии странам Ближнего Востока с середины 1980-х годов пришлось столкнуться со сходными проблемами. Ухудшение внешних условий воспроизводства в сочетании с негибкостью национальных хозяйственных механизмов и структурными проблемами привели к продолжительному спаду в экономике региона вплоть до 1990х годов. Длительность и незавершенность до настоящего времени процесса структурной адаптации региональной экономики к изменившейся мирохозяйственной ситуации проистекают из высокого уровня этатизации хозяйственного механизма ближневосточных стран, что типологически сближает их подобно тому, как географическое положение определяет сходство природно-климатических условий этих государств.

Проблемы, с которыми сегодня сталкивается Египет, — недостаточно высокий профиль участия в МРТ; ослабление сравнительных преимуществ промышленности на мировых рынках вследствие неравномерности распространения в мире научно-технических достижений (по высокотехнологичной продукции у подавляющего большинства ближневосточных стран практически отсутствуют сравнительные преимущества); негибкость хозяйственного механизма, чрезмерное огосударствление которого не позволяет оперативно реагировать на частые изменения внешнего спроса; нарастание внешней задолженности. Вследствие демографического бума 1980-х годов экономика не в состоянии абсорбировать миллионы выходящих на рынок труда новых работников, что создает питательную среду для укрепления социальной базы радикальных движений.

Оценивая экономические перспективы Египта, следует выделить два вероятных сценария развития событий:

Умеренно оптимистичный — продолжение экономических реформ (приватизация, либерализация рынков капитала, труда, системы внешнеэкономических связей, модернизация финансовых институтов); усиление роли государства в стимулировании прогрессивных структурных сдвигов; усиление экспортной ориентации обрабатывающей промышленности и услуг; социальные реформы (переориентация национальных систем образования на удовлетворение кадрового спроса отраслей с повышенным технологическим уровнем, совершенствование сферы медицинских услуг, переориентация грантоориентированной системы социального обеспечения на стимулирование участия в производственной деятельности, увеличение экономической активности женщин).

Ограничителями подобных преобразований, очевидно, останутся: инерционность государственного бюрократического аппарата, сильный демографический пресс, проблемы с трудовой этикой, «расслабляющее» влияние притока валютных ресурсов из-за рубежа, объективные и субъективные препятствия в формировании благоприятного инвестиционного климата. Рынок труда останется наиболее проблемной областью египетской экономики. По расчетам МВФ, в период до 2020 г. необходимо создать 9,4 млн новых рабочих мест. Чтобы обеспечить работой египтян, впервые выходящих на рынок труда, нужно будет поддерживать среднегодовые темпы роста ВВП на уровне 7%, а если еще поставить задачу трудоустройства безработных, то этот ориентир повысится до 10%. Такие темы роста на протяжении десятилетия труднодостижимы в современном Египте.

Пессимистичный вариант — затянувшаяся смена власти и медленная трансформация политической системы могут затормозить экономические преобразования и усилить социальную напряженность; возможное усиление радикального исламизма приведет к восстановлению централизованной госэкономики, хотя и с иным (религиозным) оттенком; обострение внешнеполитической ситуации вызовет разбухание госрасходов, бюджетного и внешнеторгового дефицитов, ухудшит инвестиционный климат.

В любом случае невозможность в краткосрочной перспективе завершить модернизацию будет угрожать политической и социальной стабильности.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
​ ​